__

РАМТА - ЭЗОТЕРИКА

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » РАМТА - ЭЗОТЕРИКА » ИНТЕРЕСНЫЕ СТАТЬИ » МЕЧТА ОБ ИНДИИ(Элиот Уайнбергер )


МЕЧТА ОБ ИНДИИ(Элиот Уайнбергер )

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Эпиграф:

отстреливающий проблемы написал(а):

Даже не знаю о чем писать, говорить больше в этой теме......
......индийский трип не до конца  здесь разместил... интересно кому?


Ибо Индии дал имя Ной, и царь ее называется Царь Знаний.

Ибо Рай находится в Индии и в Раю есть живой фонтан, из которого вытекают четыре великие реки.

В Индии в году два лета и две зимы.

В Индии всегда зеленая земля.

Летом тени там падают на юг, а зимой на север.

В Индии двенадцать тысяч семьсот островов: одни целиком из золота, а другие из серебра. Есть острова, где такое изобилие жемчуга, что люди не носят одежд, а покрывают себя жемчужинами.

В Индии вино делается из сока пальм. Есть дерево, плод которого напоминает хлеб.

В Индии есть червь, который не может жить без огня.

По улице там ползают змеи.

В Индии спят на шелковых матрацах и на золотых кроватях. За столом они едят с серебряных блюд, и каждый, независимо от своего чина, носит жемчуга и кольца с драгоценными камнями.

Там есть племя людей, у которых по восемь пальцев на руках и на ногах. До 30 лет они седые, а потом постепенно темнеют.

Там нет бедных, а чужеземцев встречают радушно.

В Индии краб превращается в камень как только попадает на воздух.

Там есть племя людей, которое не может прожить без запаха яблока. И когда они отправляются в путь, то должны брать с собой этот плод, ибо без запаха его они погибают.

Там был такой зной, что люди совсем не выходили из дома.

В Индии есть разряд философов, посвятивших себя астрономии и предсказанию будущего. И видел я одного из них, которому было 300 лет, и столь удивительным было подобное долголетие, что куда бы он ни пришел, за ним всегда следовали дети.

В Индии нет лжецов.

В Индии по обычаю чужеземные торговцы останавливаются на постоялых дворах. Пищу для гостя готовит хозяйка, она же стелит постель и спит с ним.

Там есть племя людей с ушами до колен.

В Индии есть фонтан, охраняемый смертоносными змеями. Это единственное место, где есть вода, и если кто-то захочет пить, он должен снять с себя все одежды, ибо змеи страшатся наготы больше чем огня.

Там есть племя людей с такой большой верхней губой, что они закрывают ею лицо, когда спят на солнце.

И видел я царя, перед которым шли два человека и дули в трубы; два человека сзади несли над его головой разноцветные зонтики, дабы защитить его от солнца, а по бокам шли панегиристы, и каждый старался превзойти другого в умении восславить царя.

В Индии есть плод, круглый как тыква, внутри которого находится еще три плода и у каждого особый вкус.

В Индии поклоняются солнцу в большом храме за городской чертой. Каждое утро на рассвете жители устремляются в это место и сжигают благовония перед гигантским идолом, при этом он вращается способом, который я не могу объяснить, и издает великий шум.

В Индии будущее предсказывают по полету птиц.

В Индии если человек хочет предать себя огню, то объявляется великий праздник. Семья готовится к торжеству и затем приводит его на лошади или пешком к краю рва. И туда, в пламя бросается он под звуки музыки и пения. Через три дня он возвращается, дабы оповестить о своей последней воле, а потом исчезает навсегда.

В Индии очень много людей, потому что там не бывает мора. И число этих людей безмерно. Я видел миллионные армии мужчин и больше.

Там такой зной, что мошонка мужчин свисает до колен, и мужчинам приходится подвязывать ее и втирать особые масла.

В Индии многие предаются разврату, но злодейские преступления им неизвестны.

В Индии мертвых хоронят женщины, которые стоят около тела, обнаженные по пояс и кричат: «Горе! Горе!».

Там есть племя лающих людей с песьими головами.

В Индии корабли шьют как платья, без гвоздей или кусочка железа, ибо скалы в море притянут к себе железо и любой корабль с гвоздями разобьется о скалы.

Там есть племя рогатых людей, которые хрюкают как свиньи.

В Индии есть колодцы с горячей водой по ночам и холодной в течение дня.

Зубы там чистят зубочистками.

В Индии люди черные. Чем они чернее, тем красивее они считаются. Поэтому каждую неделю они втирают в детей масла, пока те не становятся черными как черти. (Правда, в Индии боги черные, а черти белые).

В Индии у женщины много мужей и у каждого свои обязанности. Жена живет в одном дому, а мужья в другом. День разделяется так, что каждый муж находится в доме жены в определенные часы, и в это время другой муж не может зайти.

Раз в году там зажигают несметное число масляных ламп.

В Индии есть деревья с такими большими листьями, что в их тени могут стоять пять, а то и шесть человек.

Сначала они моют ноги, а потом лицо. Перед тем как спать с женами, они моются.

В Индии поклоняются корове и если кто-то убивает корову, его тут же приговаривают к смерти. Некоторые, особенно по праздникам, даже берут с собой коровий помет и втирают его в лоб вместо благовоний.

В Индии мужчина не нарушает супружескую верность.

И видел я храм высоко на холме и был в нем один аметист цвета огня, размером с большую еловую шишку, и издали было видно, как лучи солнца играют и вспыхивают в нем.

В Индии есть гора под названием Албенигарас, где много алмазов, но она населена ядовитыми животными и змеями, и ни один человек не может приблизиться к ней. Но рядом есть более высокая гора, и в определенное время года люди забираются на нее вместе с быками, которых затем режут на части. С помощью изобретенных ими механизмов они бросают вниз на склоны Албенигараса еще теплые куски кровавого мяса, и алмазы прилипают к нему. Потом налетают стервятники, хватают эти куски и улетают в места, где нет змей. Люди приходят туда и собирают алмазы, упавшие с мяса.

В Индии мудрецы могут создавать и усмирять великие ветры. Поэтому питаются они в тайне.

В Индии женщины носят красные парики; этот цвет они любят больше всего. Некоторые покрывают голову крашеными листьями, но ни одна не красит лицо.

Там есть племя людей в перьях, которые могут взлетать на деревья.

В Индии мужчины не носят бороды, но у них длинные волосы, которые падают на спину и перевязаны шелковым шнурком. В таком виде они отправляются на войну.

В Индии есть рыба с такой твердой кожей, что из нее строят дома.

В Индии нет ни одного портного, ибо все ходят обнаженными.

В Индии очень много людей, ибо они не любят покидать свою страну.

В Индии поклоняются идолу — получеловеку, полубыку. И идол разговаривает и требует крови 40 девственниц. В одном городе я видел, как идола везли на огромной колеснице, и это вызывало такой трепет, что многие бросались под колесницу, желая погибнуть под ее колесами, как того требует их бог.

В Индии обитает животное по имени «носорог», потому что на носу у него растет рог. И когда он ходит, рог болтается, но стоит зверю впасть от чего-либо в ярость, как рог напрягается и становится таким твердым, что зверь может вырвать им дерево с корнем. Высушенная кожа носорога имеет толщину в четыре пальца, и некоторые используют ее вместо железа для плуга и пашут им землю.

Там есть племя людей ростом всего лишь в один фут, и они всегда должны остерегаться, чтобы их не унес аист. В четыре года они взрослеют, а в восемь уже старые.

В Индии повсюду розы — они растут везде: их продают на рынках, мужчины носят на шее венки из них, а женщины вплетают в волосы. Кажется, что они не могут жить без роз.

В Индии женщины спят с мужьями днем, а ночью ходят к чужеземцам и спят с ними и даже платят им, ибо им нравятся белые люди. И если женщина зачнет от чужеземца, то муж дает ему жалованье. Если дитя родится белое, то чужестранец получает добавочно 18 тенка, если черное, тогда ему ничего нет.

Там есть племя людей, ступни которых повернуты назад.

В Индии есть длинные змеи под названием «кокодрилл», которые днем живут на суше, а ночью в воде. Зимой они не питаются, а впадают в сон. Они убивают людей и, пожирая их, плачут.

В Индии есть река под названием Аротани, где такое изобилие рыбы, что ее можно ловить руками. Но если кто возьмет рыбу в руку — тут же заболеет лихорадкой. Стоит отпустить рыбу, как здоровье вновь возвращается.

Вместо брюк они носят чалму.

Там бьют палочками в кимвалы.

Престарелых родителей там убивают и используют в пищу.

В Индии есть дерево высотой около трех локтей, на котором не растут плоды, и называется оно на их языке деревом скромности. Ибо если человек приближается к нему, то оно сжимается и втягивает все ветви и вновь распускается, когда он отходит прочь.

В Индии у девушек такое твердое тело, что его невозможно ни сдавить, ни ущипнуть. За мелкую монетку они позволяют мужчине щипать их сколько угодно. По причине этой упругости груди их не висят, а стоят прямо.

Там в лесах бегают павлины.

И видел я храм, отлитый из чистой бронзы, а в нем идола в человеческий рост из чистого золота. Глаза его были сделаны из двух рубинов и так искусно, что, казалось, все время смотрели на меня.

В Индии женщины ходят обнаженными и если какая-то женщина вступает в брак, то ее усаживают на лошадь, а муж ее садится позади на круп и приставляет нож к горлу жены, и нет на них никаких одежд, кроме высоких шапок, наподобие митры, увитых белыми цветами. И все девицы в округе идут перед ними в ряд, распевая песни, пока не достигнут дома, и там невесту с женихом оставляют наедине, а когда они встанут утром, то ходят такими же обнаженными как и накануне.

В Индии некоторые отрезают себе голову, чтобы попасть в Рай. При этом они используют особого рода ножницы.

В Индии если человек выйдет из дома и услышит, что кто-то чихнул, то он сразу же вернется назад и уже не покинет жилища, ибо там это считается дурным знамением.

Там есть люди с ушами, похожими на крылья ветряных мельниц, по ночам они ложатся на одно ухо и накрываются другим.

В Индии мужчины носят женскую одежду; они пользуются косметикой, носят серьги, браслеты, золотые печатки на безымянном пальце и на пальцах ног.

Они едят по одному, друг за другом, на скатерти из помета, а после еды тарелки выбрасывают.

Они сожительствуют как змеи, обвивающие виноградную лозу, то есть, женщина движется взад и вперед словно пашет землю, а мужчина лежит неподвижно.

В Индии есть птица под названием «сименда», клюв которой имеет несколько трубочек с многочисленными отверстиями. Когда чувствует приближение смерти, то собирает в гнездо сухие ветви, садится на них и так сладко поет, что чудесным образом пленяет и очаровывает всех, кто ее слышит. Потом она начинает бить крыльями, воспламеняет дерево и сжигает себя.

Я спросил об их вере, и они говорили: «Мы веруем в Адама».

В Индии жена бросается в погребальный костер мужа, и если она не сделает этого, ее туда бросят люди.

Там такой зной, что меч плавится в ножнах, а драгоценные камни рукояти превращаются в уголь.

Там есть люди без голов с глазами на животе.

Там есть люди, которые ходят на четвереньках.

В Индии есть дракон под названием «василиск», чье дыхание обращает камень в пыль. Хвостом он может убить любое животное, кроме слона. Говорят, если при встрече василиска с человеком чудовище увидит его первым, то человек умрет, но если первым увидит василиска человек, тогда умрет чудовище.

В Индии, когда ныряют за жемчугом, то берут с собою мудрецов, ибо рыбы в тех местах, где есть жемчуг, опасны для человека, но мудрецы своими молитвами завораживают рыб.

Там так холодно, что вода превращается в кристалл и на этих кристаллах растут настоящие алмазы. И эти алмазы и кристаллы спариваются и размножаются и питаются небесной росой.

Однажды утром человек великого роста с белоснежной бородой появился в моем жилище, он был по пояс обнажен, и лишь мантия, перевязанная узловатой веревкой, покрывала его плечи. Он распростерся передо мной на песке и три раза ударил головой о землю. Увидя мои босые ноги, он попытался облобызать их, но я отстранился. И поведал он мне, что пришел он с острова в море, что был он в пути два года и что искал он меня. Ибо его поклонение идолам было таким искренним и совершенным, что Бог заговорил с ним, показал ему мое лицо и повелел найти меня, дабы я направил его на путь истинный.

Женщины там сражаются серебряным оружием, ибо у них нет железа.

Там есть женщины, из грудей которых растет борода.

И видел я в глубине страны венецианские дукаты и золотые монеты в два раза больше нашего флорина.

В Индии не стригут волосы ни на теле, ни на детородных органах, ибо они считают, что состригание этих волос усиливает плотские желания и побуждает к разврату.

Там не хоронят мертвых, но натирают особыми пряностями, сажают на стул и покрывают тканью, и каждая семья держит своих мертвецов отдельно. Тело высыхает на костях, и трупы эти похожи на живых, и каждый может узнать в них в грядущие годы своих родителей и членов семьи.

В Индии когда отправляются в путь, то любят, чтобы кто-нибудь ехал сзади.

Во всех случаях они спрашивают совета у женщин.

В Индии один день в году устанавливают шесты, похожие на мачты кораблей и вешают на них свои прекрасные одежды, расшитые золотом. На каждом шесте сидит человек набожного вида и молится за всех. Люди бросают в них гнилые апельсины, лимоны и другие тухлые плоды, но святые люди должны оставаться невозмутимыми.

В Индии, когда рождается ребенок, особое внимание уделяется мужчине, а не женщине. Из двоих детей они отдают предпочтение старшему, ибо считается, что старший своим рождением обязан в большей степени похоти, а младший своим появлением на свет обязан зрелому размышлению и неспешному созиданию.

Там есть племя людей, у которых одна огромная ступня, и когда они хотят отдохнуть под полуденным солнцем, то ложатся на спину и подымают ногу как зонтик. Они прекрасно бегают.

В Индии отпускают длинные ногти и величие людей в праздности.

Там есть маленькие люди, у которых нет рта, но только маленькая дырочка на лице, и им приходится втягивать пищу через соломинку.

В Индии название книги пишется в конце.

И видел я одного из святых людей. Он стоял обнаженный, обратясь лицом к солнцу, покрытый шкурами пантер, и я продолжил свой путь. Через шестнадцать лет мне случилось проезжать через то же место — и он все стоял там, не шелохнувшись.

Там было так жарко, что рыба на дне реки горела как шелк в пламени.

И видел я далеко от берега этой земли что-то в небе, большое как облако, но черное и летящее быстрее облаков. Я спросил, что это, и мне говорили, это великая птица Рох. Но ветер дул с берега, и Рох улетела вместе с ним, и я не смог увидеть ее ближе.

В Индии птицы и звери совершенно отличны от наших, за исключением одной — перепелки.

Все представления и кое-что из языка взяты из работ, написанных за 500 лет до 1492 года. Индия, конечно, та страна, в которую направлялся Колумб, как он считал.
После этого первого путешествия и прибытия Васко де Гамы на Малабарское побережье в 1498 году представления об Индии стали совершенно иными.

Источник: «Звезда Востока»

+1

2

ИСТИНА написал(а):

Индии у женщины много мужей и у каждого свои обязанности. Жена живет в одном дому, а мужья в другом. День разделяется так, что каждый муж находится в доме жены в определенные часы, и в это время другой муж не может зайти.

Это описано в Махабхарате, у Панчали было 5 мужей))

0

3

Очень познавательно , я много нового узнал, это действительно удивительная  сторона света. И в очевидное абсолютно хочется верить.
:writing:

+1

4

В Индии мужчина не нарушает супружескую верность.

Мечты-мечты... где ваша сладость?..)

0

5

Там такой зной, что мошонка мужчин свисает до колен, и мужчинам приходится подвязывать ее и втирать особые масла.

От напасть то... Не знаю, толи плакать, толи смеяться)http://www.kolobok.us/smiles/artists/cherna/Cherna-facepalm.gif   http://bestsmileys.ru/funi01108.gif 

В Индии многие предаются разврату,

Индийский цигель-ай лю лю)

0

6

Indiana написал(а):

От напасть то... Не знаю, толи плакать, толи смеяться)

Слухи явно преувеличены))

0

7

глогет написал(а):

Это описано в Махабхарате, у Панчали было 5 мужей))

Вот это да-а-а! http://i.smiles2k.net/aiwan_smiles/secret.gif 
Насколько я знаю-
Драупади – дочь Драупады, царя Панчалы, и жена пяти принцев рода Панду.
И то - по недоразумению...
...
И Пандавы удалились с поля, где происходило состязание, и направились к дому горшечника, где ожидала их Кунти, не ведавшая об участии их в сваямваре в этот день; а прекрасная Драупади последовала за ними.

Когда они приблизились к хижине, они вскричали, предупреждая мать о своем приходе: "Мы пришли, и с нами благостыня!"

Кунти же, думая, что говорят они о милостыне, которую под видом странствующих отшельников Пандавы каждый день собирали на улицах города, отвечала, еще не видя пришедших: "Да принадлежит она вам всем!"

Потом, увидев царевну, она воскликнула в смятении: "О горе мне, что я сказала!"

0

8

Добавлю ещё одну историю. правда уже другого автора)))

Несостоявшийся визит к богу Джаганнатху

Километрах в пятистах от Калькутты на берегу Бенгальского залива расположен центр паломничества индусов - город Пури с его многочисленными храмами, монастырями и водоёмами. Даже омовение в волнах моря входит в программу прибывающих паломников - священна там и морская вода. Но главная цель порой далёкого и дорогостоящего путешествия - это помолиться в храме Джаганнатха.

Вход туда индийцам из низших каст, неприкасаемым, мусульманам, христианам и иудеям строго запрещён.

Не пускают в храм и иностранцев, так как те исстари считаются совсем уж нечистыми, хуже своих неприкасаемых.

Как бы ни называл себя европеец (кришнаитом или йогом), как бы ни был одет (в сари или дхоти) - вход для него туда закрыт. Из книг и рассказов моих индийских друзей мне стало известно об этом храме столько удивительного, любопытного и просто невероятного, что мне захотелось увидеть его собственными глазами. Вот что я о нём узнала.

Храм Джаганнатха, самый главный храм Пури, возвышается за двумя рядами высоких каменных стен среди почти тридцати небольших храмов, посвящённых различным богам и богиням. В центре его святилища на платформе из монолита - ратна веди (трон драгоценностей) длиной 5 метров, шириной 4 и высотой 1,2 метра - стоят справа налево черноликий Джаганнатх, его желтолицая сестра Субхадра и белолицый брат Балабхадра. Рядом с ними - ещё несколько небольших фигурок богов и богинь. Скульптуры главных богов высотой 1,8 метра и толщиной в полтора обхвата грубо вытесаны из стволов деревьев и довольно небрежно раскрашены. У них нет ни рук, ни ног, только головы и туловища. Правда, у Джаганнатха и Балабхадры выставлены вперёд по два обрубка, которые можно принять за руки. Их сестра Субхадра лишена и их. Эти боги не похожи ни на одного из богов индуистского пантеона. Среди кумиров Индии Джаганнатх выделяется ещё и тем, что в его чреве есть тайник, содержимое которого до сих пор никому не удалось увидеть. Дерево в тропиках недолговечно, поэтому идолов меняют каждые 9-12 лет. Когда новая скульптура готова, проводится церемония переноса неизвестного предмета из старого туловища Джаганнатха в новое. Жрец проделывает всё это с завязанными глазами и обмотанными кусками ткани руками.

Сам же таинственный предмет завёрнут в шёлк. Ни увидеть, ни потрогать его нет никакой возможности.

Эта процедура проходит в храме не одно столетие (по крайней мере со дня завершения строительства его в 1198 году), и каждый раз её исполнитель умирает в течение года. Сейчас эту почётную обязанность поручают жрецам, перешагнувшим 90-летний возраст. Их фотографии потом печатаются в местной прессе.

Назначение и характер ежедневных ритуалов в святилище зависят от того или иного праздника и от времени суток. Богов обслуживают около двух тысяч жрецов, 108 из которых обязаны ежедневно быть на своём посту.

Почти все службы совершаются за закрытыми дверями святилища, людей туда допускают несколько раз в день в определённое время.

Обычный день в храме начинается в пять утра. Двое служащих открывают все двери (а он состоит из четырёх помещений), кроме той, что ведёт в святилище.

Прежде всего они проверяют замки. Если ночью ктото проник внутрь, то по традиции требуются очистительные ритуалы. Среди местных жителей бытует поверье: никто не может провести ночь в храме, иначе утром он обязательно будет найден мёртвым. Прежде чем открыть двери святилища, где почивают боги, жрецы поют им гимн, просят проснуться и покинуть постели. После открытия дверей приходят другие служители, уносят кровати, в которых "провели ночь" божества, убирают помещение.

Затем перед Джаганнатхом, Балабхадрой и Субхадрой ставят зеркала из полированной бронзы. Жрецы делают вид, что чистят зубы идолам, полощут им рты и уж понастоящему поливают их отражения в зеркалах водой, в которую добавлены камфара, сандаловая паста и кислое молоко. Пока идёт умывание, астролог громким голосом докладывает богам, как сегодня расположены на небе звёзды. В половине седьмого утра на идолов надевают свежие одежды. Туалет закончен.

Людей пускают в святилище в первый раз с семи до восьми утра. Если кто-то из посетителей плюнет на пол, то с него берут штраф, а идолов снова умывают. Утренний ритуал повторяют ещё и тогда, когда обнаружится, что какой-нибудь малыш написал в штанишки. За проступок ребёнка родителям приходится платить большой штраф.

Завтрак богам дают в десять утра. К этому времени уже разожжены сотни плит в храмовой кухне, где готовится 66 вегетарианских блюд без перца и пряностей. Местные жители с гордостью называют свой храм самым большим рестораном в мире, потому что в праздники повара в состоянии накормить до 200 тысяч паломников в день. Еду ставят перед идолами в небольших количествах. Считается, что таким образом боги освещают всю пищу, приготовленную сотнями поваров на кухне. Позже она продаётся в храмовых магазинах паломникам и жителям города.

Кормёжка богов, их переодевания и запуск в святилище посетителей проходят по расписанию, хорошо известному жителям Пури. Иногородних же всегда опекают гиды. Сопровождение паломников по храмам города - основное занятие и источник доходов большинства мужчин Пури и окрестных деревень.

Самое интересное священнодействие происходит несколько раз в день за закрытыми дверями святилища, когда около идолов устраиваются три высших жрецабрахмана - пуджа-панды.

Сидящий перед Джаганнатхом пуджа-панда посредством медитации и мантр(молитв) "меняет своё бренное, земное тело на чистое, божественное, которое обладает характером и природой самого божества", говорится в одной из книг о храме. То есть, попросту говоря, он внушает себе, что сам стал богом. Этот жрец представляет себя богом Кришной, красивым юношей, играющим с прекрасными пастушками. Затем он мысленно переводит божество из своего тела через дыхание в идола. На следующем этапе пуджи (службы) жрец обращается с идолом как с только что прибывшим в его родной дом самым дорогим гостем. Он предлагает ему место для сидения, воду для мытья ног и лица, еду, купание, одежду, цветы, благовония и, наконец, развлечения.

Кончается пуджа тем, что жрец мысленно переводит божество из идола обратно в своё тело. Он подносит цветы к правой ноздре идола, воображает, что бог перешёл в цветы, и, приложив цветы к своей левой ноздре, мысленно принимает бога в своё тело. А уж из него отправляет того туда, где он изволит обитать, - видимо, на небо. Двое других пуджа-панд таким же образом обслуживают брата и сестру Джаганнатха.

Несколько десятков лет назад перед богами исполняли зажигательный танец храмовые танцовщицы.

К сожалению, эта традиция умерла. Но чтение сладострастной поэмы "Гитаговинда" поэта XII века Джаядевы продолжается по вечерам, как и многие столетия до этого. Вот как описывается в ней любовь бога Кришны и пастушки Радхи:

В то время, как припал он,
счастьем упоён,
к устам газелеокой,
Вздымается от вздохов
грудь её, дрожа:
из губ, залитых блеском
Белеющих зубов,
в забвенье средь забав
невнятный лепет рвётся,
И возгласы звучат,
и от палящих ласк
глаза полузакрыты.
(Перевод А. Сыркина)

Певец поёт стихи на вечно живом санскрите под негромкий аккомпанемент музыкантов. Большинство присутствующих знают поэму Джаядевы наизусть, но не отказывают себе в удовольствии послушать её ещё раз, особенно когда недалеко стоит и тоже слушает сам бог Кришна. Бога Джаганнатха (Владыку мира)

сейчас считают Кришной. А кем он был в разные периоды истории Индии, спорят лишь учёные. Паломников эта проблема не волнует. Они уверены, что благодаря жрецам в деревянную скульптуру входит на некоторое время сам бог Кришна.

Меня же занимало всё: и происхождение культа необычного по внешнему виду божества, и история строительства храма, и развитие архитектурных стилей, и служба, и ритуалы, и праздники. Поэтому очень хотелось побывать внутри храма. В книгах я нашла намёки на то, что англичане проникали в него, переодевшись в одежду индусов-паломников. Как-то двое индийских студентовмусульман похвастались мне, что они осмелились побывать там неузнанными. "Им хорошо,- думала я,на их лицах написано, что они индийцы.

Ведь большинство мусульман этой страны - потомки индусов, принявших ислам во времена мусульманского правления Великих Моголов".

Заходили в храм Джаганнатха и советские студенты-индологи из Узбекистана.

Они, говоря на хинди практически без акцента, выдавали себя за пенджабцев или жителей Бхутана, если разрез их глаз был уж очень раскос, или за представителей других национальностей Северной Индии. Охранники принимали их за индийцев, и я им завидовала.

Однажды Сабир, один из узбекских стажёров, предложил мне пойти вместе с ним в храм Джаганнатха под видом его жены пенджабки. К нашему заговору против охраны храма присоединился и мой индийский друг Прасант с женой. Это было 33 года назад.

Тогда мы все были молоды и беспечны. Незаконное проникновение в закрытый для иностранцев храм мы воспринимали как приключение с элементами риска. Мы с Сабиром хорошо осознавали, что нам не миновать большого штрафа и шума в местной прессе, если меня узнают на территории храма. Но мы надеялись на удачу.

Юная жена Прасанта занялась моей внешностью. Она выбрала из моих двух сари то, которое, по её мнению, больше подходило для визита к богу (этот индийский наряд очень удобен зимой, в холодные дни, но летом, когда на тебе надета нижняя юбка впол и намотано вокруг бёдер пять метров ткани, в нём становится невыносимо жарко.

Все эти тряпки липнут к потным ногам и затрудняют движение). Индианка расчесала мои волосы на прямой пробор, густо намазала их кокосовым маслом, чтобы сделать потемнее, вплела искусственную косу, которую сняла с себя. Оказалось, что её настоящие волосы лишь до плеч, а искусственная коса дань моде - ниже пояса. Затем она положила слой красной краски на пробор, поставила точку на лоб и надела на мои загорелые руки множество стеклянных браслетов. Эти три детали туалета указывали на то, что я замужняя женщина. Поделилась она и своими серебряными колечками, которые индийские женщины носят на пальцах ног. Но от серёжки в крыльях носа пришлось отказаться. У меня не было там прокола, как у индианки. Смущали меня только мои серые глаза, но заговорщики уверили, что для индийцев серые, голубые и зелёные глаза - вовсе не редкость, особенно для тех, кто живёт на севере или северо-западе Индии. На всякий случай я положила в сумочку тёмные очки от солнца.

Все осмотрели меня со всех сторон и остались довольны моим видом.

- Теперь никто про тебя не скажет, что ты иностранка,- был их единодушный вердикт.

Сабир, Прасант и я договорились встретиться на следующее утро в восемь часов на вокзале Бхубанешвара.

Поезд на Пури отходил в 8 часов 30 минут. Договорились и разошлись. Сабир отправился к себе в гостиницу в центре города, а Прасант с женой - к себе домой.

Проведя ночь почти без сна, в большом волнении и в страхе за результаты авантюры, я прибыла на вокзал раньше восьми. В тот день на платформе, откуда отправлялся поезд до Пури, и в небольшом здании вокзала народу почти не было. Я ходила по платформе, стояла у билетной кассы, снова возвращалась на платформу, с нетерпением ожидая своих сопровождающих. Объявили посадку, а они всё не появлялись. Наконец часы показали 8.30, и поезд отошёл от платформы. Одной ехать в Пури мне не хотелось. Беспокоясь о том, что же случилось с Сабиром и Прасантом, я вернулась в университетскую гостиницу. Первым позвонил Прасант, сообщивший, что был на вокзале с восьми часов и до отхода поезда. Никого из нас он там не встретил. К вечеру раздался звонок из Пури. Сабир уехал туда один, простояв на платформе полчаса. Он решил, что мы с Прасантом испугались и передумали ехать.

"Три человека находились в одном и том же месте в одно и то же время, но не увидели друг друга?! Мистика! Этому нет объяснения! - думала я тогда.- Не воля же это самого Джаганнатха?!"

Этот случай так повлиял на меня, что, бывая в Пури в разные годы, я никогда больше не пыталась проникнуть в храм.

+1

9

ИСТИНА написал(а):

поставила точку на лоб

Называется Тилака)
А вообще да, белые считаются там ниже самой низшей касты - млеччхи - неприкасаемые

0

10

ИСТИНА написал(а):

Километрах в пятистах от Калькутты на берегу Бенгальского залива расположен центр паломничества индусов - город Пури

Бывал и в Калькутте и в Пури. В Пури Джаганатх не пустили, а на пляже какой-то баба яростно приставал - приглашал пройти к нему в небольшой храм, который выстроен прямо на песке на пляже и курнуть с ним .... ели отмахался.. про Калькутту написал:

25.02.2014 Калькутта
Желтое такси безумно несется по центру ночной Калькутты. Таксист – горящий взгляд, черные усы, кудрявая шевелюра, низкий хрипловатый бас, надпись на футболке `Live for Today. Dream for tomorrow`. Он спокойно жмет на газ до отказа, разгоняется максимально, резко тормозит, дерзко выворачивает руль и тут же лихо ускоряется. Пару раз казалось столкновение неизбежно. Таксист сейчас символ загадочной и противоречивой Калькутты, одно название этого города вводит меня в легкий транс. Машина с сумасшедшей скоростью несется по мостовым, по трамвайным путям, мимо каменных зданий, ветер со свистом залетает в открытое окно. От безлюдных улиц атмосфера основательность и нереалистичная устойчивости. Гигантская Калькутта словно демонстрирует некую лишь ей доступную тайну, когда сочетание бешеной скорости, неизношенной древности и невероятной устойчивости дарит нечеловеческую уверенность в правильности всего происходящего.

Это чувство устранения всех пределов, неуязвимости и сопричастности к вечно молодой природной красоте посещает в Индии, когда есть возможность сложить в одно - скорость и каменную неподвижность. Это чувство, когда берешь на прокат мотоцикл и несешься, обгоняя всех, по автобану, мимо заливных рисовых полей и банановых рощ, а в наушниках The Doors. Вдохновение, как свободный полет.

Это чувство, когда сидишь в вагоне, свесив ноги на ступени открытой двери чиннайского экспресса, поезд набрал полный ход, держишься за поручни, чтобы не сдуло. Смотришь на закат: его алый свет блестит на поверхности озер, на берегах аисты, красные горы, заросли кактусов, пальмы - каждый лист веер из кинжалов, а железные опоры мостов с грохотом пролетают в полуметре от тебя. Неуязвимость, словно забота всего Света о тебе.

Или когда ты едешь в автобусе, водитель точно камикадзе, гонит от границы Индии до Катманду со скоростью звука, разгоняя всех с дороги громогласным горном. Смотришь в окно: высокие горы , поросшие густыми лесами, бирюзовая река внизу полукилометрового обрыва, белая пена на порогах бурлит, вылизывая круглые валуны, ливень вдруг усиливается, ручейки из щели окна брызгают на сиденье, водитель на спуске все набирает и набирает скорость, уворачиваясь от встречной в сантиметрах от неё, сейчас взлетим, ты замираешь и клянешься, что ни когда в жизни больше не сядешь в непальский автобус, если выживешь, а The Pixies поет: «Где же мой ум?». Тогда вдруг чувствуешь, что нет проблем, нет забот, все складывается идеально. Чувствуешь любовь всего Мира к тебе.

Со временем в Индии сознаешь благоприятность острых моментов, трудных ситуаций и обретаешь навык не волноваться и не переживать в самых неординарных обстоятельствах. Калькуттский таксист высаживает меня и ещё двух индусов на пустынной каменной улице. Два часа ночи. Четырехэтажные колониальные здания и ультрасовременные постройки завернуты в парчу, позже понимаю, что это навесы торговцев. Мы идем вдоль туннеля из матерчатого навеса, вдоль массивных каменных ступень, мимо входа в подземный метрополитен, идем в сторону вокзала Селда (Sealdah). Ощущение будто находишься в компьютерной игре, - дикая смесь урбанизации и необветшалой глубокой старины. Эклектика будущего – средневековые племена обосновались в центре Лос-Анжелеса.

Прогуливаясь утром около вокзала в ожидании поезда, понял, отчего ночью было необычное восприятие этого места. Здесь оптовый рынок, крупный восточный базар. Мужчины в странных головных уборах - на голову намотана ткань, высотой с полметра. Грузовики и повозки волов разгружаются и загружаются огромными тюками, размером с малолитражный автомобиль. Их закидывают в кузова и телеги команды индусов по семь-десять человек. По сигналу одним рывком отрывают тюк от земли, зажимают его между собой на уровни груди, вторая команда подлезает под тюк, водружает груз себе на головы и закидывают в кузов. Тряпка на голове рабочих - это подушка, амортизатор для облегчения нагрузки.

Ночью на вокзале движения поездов нет. Ждать до утра. Индусы штабелями спят на полу, в проходе, замотавшись с головой в тряпку. Обхожу и переступаю спящих. Подходит полицейский, говорит мне пройти в комнату отдыха, второй-четвертый этаж вокзала. Прикидываю сколько это стоит, раз все спят где попало. Мастер по комнатам, так здесь называют главного на рицепшне, любезно выписывает купончик на одноместный номер совершенно бесплатно. Это был второй и не последний приятный сюрприз Калькутты.

Первая неожиданность была на вокзале Ховра (Howrah), на который приехал сюда из Пури. Вокзал колоссальных размеров высотой, море народу, огромные площади. Прибыв, я не мог понять как купить билет до Силигури, сначала долго искал кассу, в которой мне не собирались продавать билет, невразумительно на ломаном английском объяснили ехать на другой вокзал. Ничего не поняв, я ощущал, что от утомления, грандиозности помещения, странной атмосферы и непонятности как разрешить ситуацию закипает голова и сносится мой мозг. Тогда решил перекусить, зашел в кафе на вокзале, заказал суп с паниром, это индийский сыр, наподобие брынзы, ролы с овощами и паниром, свеживыжатый апельсиновый сок. Всё оказалось дешево и изумительно вкусно. Это приятно удивило и сильно взбодрило. В течении последующих двадцати минут все разрешилось.

Мой поезд до Силигури в шесть утра. На перроне калькуттского вокзала столпотворение, все хотят сесть в мой поезд. У меня самый дешевый билет, без резервации места, не успеешь занять место поедешь 15 часов стоя в тамбуре. Толпа на перроне спонтанно упорядочивается в подобие очереди. Вагоны ещё закрыты, молодые ребята пытаются забраться внутрь через окно, и открывают дверь в вагон с надписью только для зарезервированных мест. Устремляюсь внутрь, закидываю рюкзак и устраиваюсь на верхней боковой полке. Толпа ломится в соседний вагон.

Перрон освобождается и появляется контролер в черном костюме. Он громко и отрывисто кричит на ребят, которые открыли этот вагон, отчитывает их, прогоняя в соседний вагон, в котором все места уже заняты. Меня ожидает подобная участь, когда этот строгий дядя увидит мой билет, он поколотит меня палкой. Наш вагон полупустой, солидные респектабельные люди занимают свои купленные места, сверяя номера с билетами. Привязываю рюкзак велосипедным замком , спускаюсь и сажусь в соседнее купе на нижнюю полку.

Поезд трогается, набирает скорость. Суровый контролер проверяет билеты, сверяя места с объемной распечаткой. Вдруг срывается на молодого парня, шумно ругаясь прогоняет его в тамбур. Подходит ко мне. Протягиваю билет. Он смотрит на него, и не глядя на меня, спокойно произносит: «с таким билетом невозможно сидеть на этом месте», и проходит дальше.

Раз нельзя сидеть, пойду лягу. Забрался на полку, где был привязан мой рюкзак, дремал 15 часов. До самых Силигури никто меня не беспокоил. Отнес ситуацию в поезде к третьему подарку этого удивительного города. Явно увидел, когда действуешь из пустого ума, то события складываются идеально. Соединив неподвижность мысли и скорость действий, находись во внутреннем безмолвии, когда вокруг бушует ураган событий, и тебе придет калькутта, дружок.

https://pp.userapi.com/c606720/v606720553/2d6e/Qt2jvwJ8Hok.jpg
https://pp.userapi.com/c606720/v606720694/2e73/JUSAtuqCQxs.jpg

0

11

Храмовый комплекс смахивает на наши православные церкви, вот и кто у кого слизал, это ведь храм Богини?

0

12

глогет написал(а):

Храмовый комплекс смахивает на наши православные церкви, вот и кто у кого слизал, это ведь храм Богини?.

Выбор князя "всея Руси" Владимира, как известно, пал на византийский вариант христианства, потому храмы стали строить восточного (луковичного) типа. А до того разве на Руси были храмы?... Все жили относительно свободно.

0

13

Indiana написал(а):

А до того разве на Руси были храмы?... Все жили относительно свободно.

Владимир Красно Солнышко? Да и Питер то Пётр построил,  как ладно гусляры нам пели))

0

14

А вот например...

https://d.radikal.ru/d16/1802/3b/5a8e42241f43.jpg

Думаете Индия?...

Нет.. Новосибирск... Краеведческий музей... ))

https://b.radikal.ru/b05/1802/d8/380b1778966e.jpg

0

15

Indiana написал(а):

Думаете Индия?...

Красиво)) Вот строили раньше от океана до океана по одному проекту))

0

16

Indiana написал(а):

Думаете Индия?...


А в Индии - есть троллейбусы ? ....)

блин надо Это добавить в 1 пост....  :writing:

Отредактировано SERGXXX (26-02-2018 19:34:46)

0

17

отстреливающий проблемы написал(а):

«с таким билетом невозможно сидеть на этом месте», и проходит дальше.


А может он настолько просветлен , что недосужен об этом думать в просветлении чужеземца.  ^^

0


Вы здесь » РАМТА - ЭЗОТЕРИКА » ИНТЕРЕСНЫЕ СТАТЬИ » МЕЧТА ОБ ИНДИИ(Элиот Уайнбергер )


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC