__

РАМТА - ЭЗОТЕРИКА

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » РАМТА - ЭЗОТЕРИКА » Флуд - который не флуд » СКАЗЫ ДЕДА ДУРЬМАНА И БАБЫ ГЛЮКВЫ.


СКАЗЫ ДЕДА ДУРЬМАНА И БАБЫ ГЛЮКВЫ.

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

СКАЗЫ ДЕДА ДУРЬМАНА И БАБЫ ГЛЮКВЫ.

Ай лав ю! ( I love you! )
Я тебя люблю!

   На следующий день дед Дурьман ездил за продуктами, немного утомился в придорожной рюмочной, и сразу по приезду улегся спать. Как ни старалась баба Глюква принудить его к исполнению лингвистического долга, разбудить его не смогла. Она утешилась тем, что почитала на ночь свою тетрадку, и вскоре тоже уснула.
  Этой ночью бабе Глюкве снились кошмары. Будто Дед Дурьман склонился к телке Герасьме и жарко напевал ей прямо в ухо похабную песенку: "Чем влюбляться да стесняться, лучше всем совокупляться!", а та тянула к нему выкрашенные помадой бабы Глюквы губы, и смущённо отводила свои бездонные бирюзовые глаза...
  - А-а-а! - Страшным голосом завопила во сне баба Глюква и, подскочив на кровати, проснулась, глубоко дыша, вся в холодном поту. Рядом выводил рулады храпящий дед, в свете ночника проглядывала спина мирно посапывающей Герасьмы. Баба Глюква намахнулась было на спину Герасьмы, но заметила в своей руке крепко зажатую тетрадку. Она бережно прижала тетрадь к груди и сильно лягнула деда Дурьмана. К удивлению бабы Глюквы, он зашевелился. Обнадеженная, она лягнула его еще сильнее.
  - Что? Где? - Спросил дед Дурьман, спросонья протирая глаза.
  - Тебе тоже не спится? - Участливо спросила баба Глюква. - Если уж все равно сон не идет, расскажи-ка мне лучше, что все-таки там произошло с Брюликом.
  - С каким Брюликом? - Не понял дед Дурьман, зевая.
  - Ну, с тем, который с синим усом. - Сказала баба Глюква, подглядев в тетрадку.
  - А, вот ты про что! - Засмеялся дед Дурьман. Он потянулся, достал трубку, не спеша разжег ее, затянулся, и выпустил пару смачных колец белого дыма: - Ну, слушай.
  Как я уже говорил, это произошло в 862 году, когда только что был заключен союз между Рюриком, Синеусом и Трувором. Стоял тогда на берегу реки Ра (а по-современному - Волги), женский монастырь. И жили в нем монашки, все как на подбор, красавицы писаные, в самом соку девки нестарые, мечтами разными несбыточными одолеваемые. И была средь них монашка одна, Дарьей звалась по-нашему (а по-иностранному - Джульетта).
  И вот, однажды, ночью безлунной, как сгустились сумерки, подъехал тайными тропами к тому монастырю добрый молодец, на коне, углем измазанном, чтобы в ночи незаметно было его белогривия и светлокопытия. А молодца того звали Ростислав (по иностранному "Ромео" пишется). И, услыхав заветное ржание, взобрались девки изголодавшиеся на стену высокую, бревенчатую, и, учуяв терпкий дух добра молодца, не в силах с собой совладати, вниз забросалися. И визжали девки испуганно: "Ай, лови меня, добрый молодец!". "Ай, ловлю!", - Всякий раз кричал молодец, руки свои в небо темное, навстречу девке новой, сочной, простираючи.
  Да промахивались в ночи девки сослепу, ни очков, ни линз в монастыре не знающие. Как с гуся перья выщипываемые, соскакивали они с добра молодца, лишь его да коня чумазого каблуками, зубами да когтями цепкими с каждым разом все сильнее изранивая.
  "Ай, ловлю!", - Томно тянул к небу руки добрый молодец. "Ай", - Вновь отчаянно он вскрикивал, каблук вострый из плеча могучего выдергивая, да отгрызенный кусок мяса на место прилепливая, в то время пока конь его, во многих битвах испытанный, от града девок, с неба сыплющихся, отчаянно копытами отбрыкивался.
  Но тут монашка одна, Дарья Премудрая, на дух добра молодца во тьме непроглядной поточнее прицелившись, да оттолкнувшись от бревна как следует, воспарила в небо камнем, из пращи выпущенным, и прямо на голову его отчаянную нахлобучилась. "Ай, ловлю!", - Как смог, вскричал Ростислав обрадованно, да пришпорил коня обугленного, да поскорее от монастыря того, и от града девок нескончаемого, ускакал со своим нахлобученным трофеем в город Верону, что и сейчас процветает в Италии. И жили они долго и счастливо, но только с тех пор одолевали кошмары добра молодца: нет-нет, затрясется голова его кудрявая, да возопит он ни с того, ни с сего громким голосом: "Ай, ловлю!", да нахлобучит Дарью себе на голову, да куда-то убежит с нею. И дивились окружающие любви этой диковинной, а пуще других дивились купцы англицкие, и стали меж собой они возглас этот копировать, и в любви с его помощью возлюбленным своим изъясняться: "Ай лав лю" да "Ай лав лю". Отсюда и пошло это "Ай лав ю", которое теперь сюда, где и возникло, в исковерканном англицком облике возвращается.
  - Ай да ну! - Восхищенно цокала баба Глюква, старательно выводя в тетрадке слово "Айлавъю
".
  Вдруг она перестала писать и подозрительно скосила глаза на Герасьму, которая, услышав знакомое слово, нежно лизнула руку Деда Дурьмана, но тут же, перехватив взгляд бабки, сделала вид, что жует простынь.
  - Ну-ка, брысь! - Намахнулась Глюква тетрадкой на телку. Герасьма, по-телячьи мяукнув, скрылась за кроватью.
  - Вот и получается, - продолжал дед Дурьман, тайком вытерев облизанную руку и раскуривая погасшую трубку, - что любое басурманское слово вначале с могучего русского языка соскальзывает. Ты вот, например, какое слово басурманское знаешь?
  - Откуда же мне слова иностранные знать, если я только в клубе и бываю, где уже сорок лет один и тот же фильм показывают, да и тот про войну? Знаешь, дед, в последний раз этот фильм мысли разные страшные у меня взбаламутил. Очень я войны боюсь, бомбов там разных. Расскажи-ка ты мне, как слово "бомба" на свет появилось. Может, я тогда и успокоюсь.
  - Воистину непостижима логика женская! - Изумился дед. - Ну, про бомбу, так про бомбу!
  Дело было так:
  Еще до того, как опалил бороду фейбургскому монаху Бертольду Шварцу порох, случайно им открытый, еще до того, как изобрел китаец Чень Гуй огнемет "хоцян" свой бамбуковый, в одной деревеньке под Новгородом жил мужичок, и звали его Степаныч Рыболюбивый. Потому как любил Степаныч всех рыб без памяти: и речных, и морских, и озерных. Не так, конечно, как мы с тобой любим Герасьму, а по-своему. Любовался ими денно и нощно, заботился постоянно, дабы не пропали. Даже спал рядом с ними, чтоб ежечасно рассол замерять ареометром. Любил Степаныч рыб и в соленом виде, и в жареном, любил вяленых и любил под соусом. Да что там говорить! Бывало, поймает рыбину сверкающую, всеми цветами радуги на солнце переливающуюся, залюбуется, эстет, и, не сдержавшись, сожрет ее прямо живую! Одно слово: Рыболюбивый! И только одна страсть могла его от рыб оторвать...
  Но тут наступило утро, и дед Дурьман прекратил вседозволенные речи...

0

2


Я вытираю свое лицо, глядя на тебя,
Кто знает, что ты увидишь во сне!
сколько раз по утрам я видел тебя рядом с собой
с твоими глазами, глядящими в мои
я знаю, какая ты,я знаю, что именно ты хочешь.
ты как я!

Жизнь нас научила жить,
жить друг с другом
И она вынудила нас повзрослеть,
но стареет только она
И она не "надует" нас больше, она не "кинет" нас -
мы есть мы.

Ангелы, иногда дьяволы
в этом мире, который не слишком щепетилен1
свободные, но с некоторыми ограничениями,
принося в жертву привычкам мечты
ты единственная, может быть, последняя
заставь меня летать, сияй для меня радостью
А сейчас проснись! я хочу сказать тебе это
даже если ты уже знаешь, то, что я тебе скажу

Я тебя люблю,
Я жить без тебя не могу.
Да, я тебя люблю
Каждый раз, когда ты просыпаешься

Да, да, люблю тебя
Это так легко говорить и делать
Я тебя люблю, ибо только ты можешь
заставить меня смеяться.

В этом мире ошибок какая праведница ты!
Ты единственная, ты это знаешь
я люблю тебя и не могу
перестать смеяться с тобой
красивая ты? - Нет. Спокойная? Почти никогда!
Но какая ты!

Никто никогда не сможет изменить
мое представление о тебе
Любить друг друга и не рассуждать! Сердце идет само по себе
Следовать за тобой в метро,
воображать тебя в пальто внутри меня

Ангелы, иногда дьяволы
в этом мире, который не слишком щепетилен
свободные, но с некоторыми ограничениями,
принося в жертву привычкам мечты
Мы сообщники в душе,
каждая моя мысль рождается в мыслях о тебе
А теперь послушай меня, я хочу сказать тебе это,
даже если ты уже знаешь то, что я тебе скажу

Я тебя люблю,
Я жить без тебя не могу.
Да, я тебя люблю
Каждый раз, когда ты просыпаешься

Да, да, люблю тебя
Это так легко говорить и делать
Я тебя люблю, ибо только ты можешь
заставить меня смеяться.

+1


Вы здесь » РАМТА - ЭЗОТЕРИКА » Флуд - который не флуд » СКАЗЫ ДЕДА ДУРЬМАНА И БАБЫ ГЛЮКВЫ.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC